03:03 

2 Лианы(продолж

Бедроградская женщина
****Прастити что меня так долго не было, я была очень занята и вообще у меня был творческий кризис, но теперь я вернулась и снова буду радовать вас отрывками из жизни Кати. )))*****

Утром мы проснулись когда было ни какое уже не утро. На пары мы давно не успевали. Клёнька глядел на меня со смесью ужаса и удивления.
- Мальчик, девочка, какая в жопу разница? – Укрепила я видимо его мысли.
- Если помниш что то о вчерашнем, пожалуйста забудь. – Попросил Клёня. – И не рассказывай никому, включая… Особенно мне. Как же я так с одного только пива?
- А ты помнишь сколько выпил?
- Ох. Ничего не рассказывай.
Он пошёл было к душу но застонал, и сменил направление. На кухню. К счастью мы вчера поехали именно к нему, ему сейчас помогали рефлексы. Иначе он просто не нашёл холодильник. А если бы и нашёл, сдох бы не найдя в нём пиво. Я приличная девочка – я не употребляю спиртное. В одиночестве.
Клёнька открыто избегал меня. Ему очевидно было очень стыдно за вчерашнее, при чём разумеется перед собой а не перед мной. Как бы ему объяснить что себя нужно стыдится в последнюю очередь? В прочем оно само пройдёт, сам осознает надо только по чаще устраивать такие встряски.
Потом мы собрались на кухне и стали пить апельсиновый сок с тостами. Клёнька было хотел присоединить к общей картине пиво, но я запретила портить британский завтрак. Он кстати, так и не понял почему британский. Видимо Британско-кассахское содружество отличается от нашего соединённого королевства.
- У меня есть план. – Делилась я. – Нужно устроить катаклизм.
Клёнька посмотрел на меня ещё с большей опаской чем смотрел всё утро.
- Локальный такой катаклизм Успокоила его я – Пожар. Затопление. Атака саранчи.В общем я должна сделать свою квартиру абсолютно нежилой.
- И переехать ко мне.
- Нужен ты мне, не трясись так! То есть нужен конечно. Но больше насиловать тебя я пока не собираюсь. И переехать к Габриэлю мать его Евгеньевич. То есть батюшка.
Кажеться, в местных фразеологиях нужно тренироватся лучше, подумала я.
- А кто тебе позволит?
- А кто мне запретит? Завкаф мой, тем более опыт уже есть переезжания к нему и…
- И что? Так просто его не охмуришь! Тёртый калач. За ним пол кафедры охотиться.
Я представила как за Габриэль Евгеньичем охотятся 0.75-1.25 девушек нашей группы и
поняла что шансы у меня есть.
- У меня будет коварный план. Я пока не придумала но будет! В любом случае короткий халатик с случайно развязаным пояском тоже может быть началом крепких отношений.
- А что под халатиком? – Устало спросил Клёнька.
- Ты совсем дурак!? Ничего!
- Вот именно что ничего. Ну увидит Онегин твои сиськи. Большие, чуть влажные, напряженные, готовые к его ласкам. И что? Страдальчески посмотрит на тебя и скажет: «Катерина, если вам не хватает одежды вы скажите – у меня за годы преподавания скопился приличный гардероб. Если очень хочется можете даже взять мою любимую рубашку только не ходите так, это не прилично». И всё. Влечения чуть меньше чем к тумбочке, да не обижайся но тумбочка его пропорциями больше привлекает. Ну не любит он девочек!
Он говорил очень правильно и очень похоже на Габриэля Евгеньевича. Но я не хотела сдаватся, поэтому закусила губу.
- Ты тоже не любишь.
- Не на столько! У него от вас защитная реакция выработалась. Все твои попытки, при всей твоей красоте и обаянии оборвуться одним взглядом на Максима Аркадьевича.
- Леший, леший, леший! Тогда нужно придумать что-нибудь ещё. У вас, то есть у нас тут медицина развита. Какой-нибудь вакцины нет, ты не слышал? Чтобы ткнуть человека – и он влюбился? Или ткнуть и пидорасом быть перестал, это вообще идеальный вариант, влюбить я и сама могу.
- Твои варианты всё более фантастичны. У тебя нет чуть более конструктивных прелдложений?
- Это мозговой штурм, ёба! Любые варианты, даже самые необычные и непредставимые! Ты можешь присоединиться кстати, а не только критиковать.
Клёнька вынужден был согласится, и мы некоторое время обсуждали варианты. Подконец ему даже понравилось, а мне наскучило.
- Клёнь! – воскрикнула вдруг я после третьей уже чашки чая. – Мы идиоты! Ты то ладно, но я как могла не заметить! На поверхности же! Слушай!
И я изложила ему свой план: простой, гениальный, дерзкий. Он удивился, попытался критиковать было, но у меня на всё были ответы. Тогда Клёнька осознал всю суть, и втянулся, и ему даже тоже понравилось. Его беспокоило привлечение людей не из университета, но это всё было решаемо, достаточно было игры на чувствах Онегина.
Вы не подумайте что Клёньку во всём угодно легко убедить. В обычной жизни он кремень! Менять убеждения может только по внутреннему ветру, а вот им никто кроме меня управлять не умеет.

Габриэль Евгеньевич не любил мальчиков. Красивые, молодые, умненькие – они послужили причиной большей части ранней седины на его волосах. Габриэль Евгеньевич привык быть больше объектом любви, нежели субъектом, и когда его выбирал очередной харизматичный, сильный юноша, происходили всяческие неприятности. Всем кажется, что неприятности питают его, что смысл жизни писателя – страдания, но на самом-то деле это не так. Габриэль Евгеньевич не любил страдать, но он умел.
Габриэль Евгеньевич обожал мальчиков. Опасные, роковые, притягательные – они и только они разнообразили его жизнь. Не то, чтобы ему было скучно с Максимом, но Максим – это скала, Максим – это надёжный дом, неприступный (когда нет ключей), незыблемый и, к сожалению, неизменный, а мальчики всякий раз разные. От Максима редко можно было дождаться ласки, его любовь была грубой, Максим часто ревновал его, Габриэля Евгеньевича. Студенты, знавшие о пристрастиях писателя, нагло пользовались ими, Охрович и Краснокаменный постоянно зубоскалили и звали в бордель, Максим опять ревновал, но Габриэль Евгеньевич снова и снова заводил романчики на стороне. Будто мало было разговоров на кафедре и вообще во всём университете.
Он искал внимания и понимания, он находил удовольствие и соглашался на него. В нём видели известного писателя, красивого мужчину, утончённую и недоступную кассахскую шлюху, но ни один из его мальчиков – немногих, но есть о чём говорить – не увидел в нём живого человека. Вот только Максим: но и Максим не захотел идти дальше. Приоткрыл дверцу души, посмотрел огромным глазом, пожал плечами и оставил душу Габриэля Евгеньевича пылиться на полке.
Новенький мальчик, рыжий зеленоглазый Александр, быстро покорил сердце Габриэля Евгеньевича: он спрашивал о внутреннем мире, и даже не о внутреннем мире писателя Онегина, позволившем написать такие чудные произведения, а о его собственных внутренностях. Он даже поверил в его знаменитый обморок. Этот Александр сам выглядел таким… настоящим. Цельной личностью.
Тут о чём угодно забудешь.

Спустя неделю мы остались вдвоём точнее втроём со знаменитой огромной красной, кроватью. Мы провели прекрасный вечер, Габриэль Евгеньич впервые за долгое время выглядел негрустным. Он улыбался, причём не как улыбается больной который давно знает свой диагноз и терпеливо рассказывает жене что да, через два дня его уже не будет.
И мы добрались до кровати.
- Габриэль. – В назывании его по имени было что-то запретное, неправильное и от того очень притягательное. – Габриэль, ты любишь меня?
- Как ты можешь сомневатся, Александр? Я люблю тебя сильней, чем мост любит звёзды, отражённые в реке: он днём помнит о них и плачет, а ночью тянется к ним и не может достать, обнять…
Так, Габриэлю Евгеньевичу больше не наливать. Иначе он тупо убьёт метафорами.
- Но ты любишь меня или оболочку? Только моё мускулистое тело?
- Страшные вопросы ты задаёшь! Конечно мне важен именно ты, как квинтесенция твоего существования, то что говорит со мной, то с чем я могу говорить. Но физическая близость – это приятный подарок…
- Я верю твоим словам, Габриэль, они пылки и честны. Помнишь, в начале нашего знакомства я говорил о секрете? Пришло время его раскрыть, я… я больше не могу скрыватся.
- Всё что угодно любимый, все! Признавайся в убийствах, разврате, пластических операциях – моя любовь всё равно не ослабнет!
- Так вот, Габриэль ты мой Евгеньич. Я, это,… я эээ… Эти бинты. они просто нафиг перетянули мою грудь, а это между прочим очень вредно. Она теперь немного болит, но это всё фигня по сравнению с тобой. И как вы можете так ходить, я чуть не умерла, правда-правда. И вообще многие аспекты ещё не совсем прояснились, но ходить в мужской туалет это правда прикольно хотя, я сомневаюсь, что они сильно бы расстроились если бы я вошёл туда в своём обычном виде, хотя что я говорю, и в обычном обществе не расстроились бы, но в обычном могли бы выебать, а тут вряд ли, даже надеятся не приходится. Ах да, о чём я, ты как-то странно на меня смотришь? Так вот, да, я, это, девушка. И если ты не против говорить о себе буду в женском роде. И ты тоже обо мне. Привыкай.

@темы: катя в бедрограде

URL
Комментарии
2012-06-17 в 13:23 

Fastiell
в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Катя-Катя, апельсиновый сок с тостами — это американский завтрак, а не английский. Английский предполагает что-то более существенное, вроде той всеми вечно поминаемой овсянки.
За Александра спасибо, дааа.)

2012-06-17 в 15:25 

alphyna
и снова мои любимые дробные девушки.

2012-06-17 в 15:29 

тренированное тело, Катерина, тренированное! не мускулистое. мускулистое сразу выдаст в вас даму.

биографическую концепцию же, порочащую моральный облик Габриэля, батюшку его, Евгеньевича, оставляем на вашей совести.

с пожеланиями оглушительного успеха у целевой аудитории,
Бюро Патентов

URL
2012-06-17 в 17:44 

Бедроградская женщина
Совесть Кати: Задавленно пищит.

URL
2012-06-18 в 13:52 

НЕДОСТУПНЫЕ КАССАХСКИЕ ШЛЮХИ НЕДОСТУПНЫЕ КАССАХСКИЕ ШЛЮХИ НЕДОСТУПНЫЕ ШЛЮХИ!! Воистину необыкновенный город.

URL
2012-06-18 в 17:16 

Бедроградская женщина
Гость, оксюмарон - тоже художественое средство!

URL
2012-06-19 в 04:28 

Гость, оксюмарон - тоже художественое средство!
Ясно. А этот ответ сам по себе художественное средство)

URL
2012-08-01 в 11:48 

alphyna
народ жаждет продолжения!

2012-08-09 в 20:04 

Да, да, куда вы запропастились, хорошая девушка Катерина?

URL
     

Катя в Бедрограде

главная